Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

Леон Баттиста Альберти об устройстве храма

Леон Баттиста Альберти (итал. Leone Battista Alberti; 1404 —1472) — итальянский ученый, гуманист, писатель, один из зачинателей новой европейской архитектуры и ведущий теоретик искусства эпохи Возрождения. Так написано про этого выдающегося человека в энциклопедиях.

Альберти был типичным ученым-гуманистом эпохи Возрождения и, соответственно, обладал разнообразными обширными знаниями и был сведущ во всех науках и дисциплинах своего времени. Однако, если современный человек слышал хоть что-нибудь об Альберти, то в первую очередь он вспомнит о его знаменитом трактате «Десять книг о зодчестве».

На русском языке этот трактат был опубликован в 1935 году. В предисловии редакции указывается, что это «первый известный архитектурный трактат со времени Витрувия. За четырнадцать столетий, отделяющих Альберти от Витрувия, мы пока не знаем ни одного литературного документа по вопросам европейского зодчества.»

Альберти происходил из знатной флорентийской семьи, оказавшейся в изгнании в Генуе (где он и родился). Будучи уже взрослым, Альберти несколько лет жил во Флоренции, где близко сошелся с Филиппо Брунеллески, знаменитым флорентийским архитектором, спроектировавшим, в частности, грандиозный купол кафедрального собора. «Но главный толчок к занятиям архитектурой Альберти без сомнения получил в Риме. Решающую роль здесь сыграло страстное увлечение его, как гуманиста, античным Римом и упорная археологическая и топографическая работа над памятниками. … С другой стороны, весьма существенным импульсом к его практической и теоретической работе в области архитектуры явились в 50-х годах грандиозные строительные проекты папы Николая V, который по заслугам сумел оценить дарование и ум Леон-Баттисты Альберти и сделал его своим ближайшим советником по вопросам архитектуры. Предполагалась полная перестройка Ватикана и построение нового храма на месте обветшалой старой базилики св. Петра. Проекты Николая V остались проектами, и от них, к сожалению, никаких следов не сохранилось, однако это был первый почин к осуществлению той строительной программы, над которой работали вое лучшие силы Италии в течение следующих двух столетий. Участие Альберти в планировке мирового города, вероятно, с особой остротой дало ему почувствовать мировое значение новой архитектуры. Именно к 50-м годам и относится написание «Десяти книг о зодчестве». По свидетельству современников, Альберти в 1452 году читал трактат Николаю V, который, вероятно, и вдохновил его на эту работу.» (Из предисловия редакции к русскому изданию трактата.)

Что же думал советник по архитектуре папы Николая V о таком важном для полной перестройки Ватикана предмете, как устройство храма? Этой теме посвящена седьмая книга трактата Альберти. Почитаем. Collapse )

Пирамиды и «египетские» сюжеты в живописи: 16 век. Подробности

(Начало в предыдущем посте)

Что же мы видим, сравнивая живопись «до-пирамидного» и «пирамидного» периодов? Что общего в интерпретации библейских «египетских» сюжетов – и в чем различие?

Прежде всего, в глаза бросается разнообразие решений художников в воплощении этих тем. Кто-то (например, Караваджо) изображал действующих лиц крупным планом, так, что они занимали практически все пространство картины, другие (например, Питер Брейгель-старший), напротив, уделяли основное внимание пейзажу, и фигурки главных героев становились лишь одним из его элементов… Кто-то отдавал предпочтение камерным композициям, кто-то населял полотно множеством разнообразных персонажей. Мы не видим никаких канонов ни в изображении поз героев, ни в выражениях их лиц, ни в одежде – ни в чем; художники рисовали, попросту говоря, кто во что горазд. Такое разнообразие подходов наблюдается и в XVI, и в XVII веках, с одной лишь разницей: в работах XVII века появляются пирамиды и обелиски. Почему-то никто в XVI веке, несмотря на отсутствие каких бы то ни было ограничений на интерпретации сюжетов, не изобразил эти символы Египта на картинах. И никому из многочисленных заказчиков не пришло в голову предложить художникам изобразить что-нибудь этакое типично египетское – коли уж на картине или фреске будет изображено нахождение младенца Моисея дочерью египетского фараона или бегство Святого семейства в Египет.

Это означает, что до определенного момента ни у художников, ни у заказчиков не было идеи о том, что в картине на «египетский» сюжет было бы уместным изображение пирамиды или обелиска. Collapse )

Иоанн Трисмегист, дополнение 2: Иван-Купала

Посмотрим теперь на персонажа славянского культурного контекста – Ивана Купалу.

Начнем с того, что, по данным исторической науки, Купала – это языческий персонаж, никакого отношения к крещению (т.е. к купанию, baptison) не имеющий. А Иоанн Креститель (=купальщик) по ходу христианизации Руси (и вообще славян) наложился на языческого Купалу.

Однако же, выявленное нами тождество Иоанн Креститель = Гермес, позволяет взглянуть на это наложение под новым углом.Collapse )

Иоанн Креститель Трижды Величайший (окончание)

8. Ангел во плоти

Вернемся теперь к портрету Иоанна Крестителя кисти Леонардо да Винчи. Юноша, изображенный на картине, вполне мог бы быть изображением античного Гермеса, если бы не канонические атрибуты Иоанна Крестителя – одежда из шкур и крест из тростника.Collapse )

Иоанн Креститель Трижды Величайший (продолжение)

4. Гермес и Иисус

Согласно Евангелиям, Иоанн совершил два основных деяния в своей жизни: во-первых, это проповедь и призыв к крещению, и во-вторых – провозглашение Иисуса мессией (во время его крещения). В соответствии с этими деяниями Иоанн получил два прозвища – Креститель и Предтеча. Трактат №4 Герметического свода, как мы увидели, объявляет Крестителем Гермеса. А в другом герметическом трактате – трактате № 13 – Гермес Трисмегист выступает в роли Предтечи, провозвестника Бога-Сына, спасителя человеческого рода.Collapse )

Иоанн Креститель Трижды Величайший

Тематику данной статьи я бы условно обозначил как «Образ Иоанна Крестителя в культурном контексте Высокого Ренессанса». Поскольку тема эта безгранична, сразу оговорюсь, что рассматривать я буду только отдельные грани этого образа, правда, грани весьма (на мой взгляд) интригующие.Collapse )